26

Стоило ли комментировать злой язык своенравного пирата? Нет, сейчас было необходимо сэкономить остаток сил. Но это не значит, что девку не цепляли язвительные слова в её адрес. Даже «проблеваться» звучало так, словно оборотень и не живое существо вовсе, а потому её не может вырвать. Конечно, капитан не мог ведь оставить хоть что-то, что способно было задеть нежеланную гостью. Шиа провела тыльной стороной ладони по векам, смахивая скопившуюся испарину что так и норовила попасть в глаза. В тот момент женщина, о которой Мор даже позабыла, подала признаки жизни и говорила вполне... отчетливо. Похоже, за те бесконечные минуты борьбы со стороны девки, для самого же доктора пронеслись галопом. Та воспряла духом и, даже, похоже, не держала на девчушку зла. И действительно, подумаешь пол каюты разнесено, а от шкафа так дощечки да гвоздики остались. Взглянув искоса на то место, девка зажмурилась. Может и не стоило так горячиться? Сначала нужно было просто показать, что она не обыкновенная хищная птица, а вполне свободомыслящий оборотень.

«Рэкхем, Рэкхем...» - эхом прокатилось в подкорке имя капитана, однако Шиа не смогла вспомнить, слышала ли она его раньше? Мысли, к сожалению, были сконцентрированы в каждом сантиметре тела, что ныли и болели. Так знатно она ещё ни от кого не получала, при том своей вины Мор почти не чувствовала. Да и в чём она бы заключалась? В том, что любой готов постоять за себя? Пока пират и доктор шептались, Мор искоса посмотрела на них. С виду они казались друзьями, но провал в возрасте был отчетливо замечен. Тот, кого величали Рэкхемом, был едва ли чуть старше сапсана, в то время как женщине, на вид, слегка за шестьдесят. Одно оборотень поняла наверняка – если здесь и есть люди, то не в этой каюте. Из мрачных мыслей её выдернул шорох и последующий голос. Подняв растерянно взгляд янтарных глаз вверх, поравнялась оным с раздраженным взором мужчины. С одной стороны он казался отрешенным от всей этой заварушки, но с другой – ему явно не нравилось то, что по каюте носится (относительно) голожопая оборотень. Сапсан сама была не в восторге, однако одежда её осталась далеко на берегу.

     ―Ублюдок, - снова выплюнула девка, но уже в след закрытой двери. Странно, а она её открыть не смогла. Вдоль хребта пробежались мурашки от мысли, что бы с ней было, выбеги она туда обнаженной. Съежившись, перевела взгляд на доктора. Последняя, как всегда, едва заметно улыбалась, светилась радушием и гостеприимством. Мор не была против, что она окажется рядом с ней и поможет. Теплая, шершавая ладонь коснулась лба соколицы. Там, где кончики пальцев прислонялись к израненной коже, ощущалось покалывание. Не приятная процедура, но Ши была знакома уже с подобным. Дар целительства, или что-то в этом роде. В комнате повисло молчание, хотя женщина тщетно пыталась вывести на одну или другую фразу гостью. В ответ лишь вздохи и холодный взгляд, который совсем не сходился с теплым оттенком радужки. Пока ладонь скользила по каждому участку тела, девка ощущала больше эстетический дискомфорт. Кровь, синяки, ссадины, голая задница. Хотя к последнему она привыкла, когда приходилось обращаться не запланировано. Но до столь ужасного абсурда дошло впервые.

Шиа смотрела на макушку женщины, а та в свою очередь уже добралась до поврежденной руки. Малейшее касание к опухшему суставу отзывалось болью, потому девушке пришлось закусить губу. Послышался хруст. В первое мгновение Мор даже не поняла от чего он. А затем волна невыносимой боли пронеслась по каждому нервному окончанию, оголяя его до треска. Вскрикнув, сокол согнулась пополам, но выдернуть конечность из цепких ладоней врача не удалось. Головой Шиа понимала, что та пытается зарастить переломленную кость, но в таком случае, знай она заранее, лучше бы не допустила этого. Слёзы сплошным потоком брызнули из глаз, а грязная от крови мордашка исказилась. Она лишь молодой оборотень, который попал сюда совершенно случайно.

«Я убью его, я убью его, я убью его!» - клокотала злость в недрах живота. Сапсан не желала видеть это лицо с изумрудами вместо глаз. Но если появится шанс треснуть по его лицу ещё раз, - она им воспользуется. И больше не станет экономить силу. Тут то девка и поняла, почему женщина предложила ей бутыль с алкоголем. Выхватив емкость, припала к ней губами, впившись так, словно внутри плескалась колодезная вода. Гримаса боли, потока слез и вкуса алкоголя отчетливо прорисовывалась до тех пор, пока последняя капля рома не попала в глотку. В тот момент Ши отняла от губ горлышко и открыв глаза, заметила, что мужик стоял рядом. Сверху вниз он недобро смотрел на то, как врач колдует над телом сапсана и то, как она лихо уничтожила содержимое бутыля. Да, выпить она любила, но сейчас то была больше необходимость. Вы думаете если врач-жрец будет вас исцелять, то всё пройдет безболезненно? Хрен там плавал. Ощущение, как ссадины затягиваются, а кости восстанавливаются – непередаваемо.

Остаться в себе от ярости помогала мысль (или желание), что Ши хотя бы выбила зуб капитану. Очень досадно было ощущать себя проигравшей. Кажется то было впервые, тем более так унизительно. Не отрывая взгляд от глаз пирата, опустила руку вниз, поставив с грохотом бутылку на пол. Та качнулась на круглом донышке, и, завалившись набок, покатилась прочь, ведомая плавным покачиванием корабля. Повисло молчание, пока таз с ведром не оказался рядом с врачом. Круглая, приплюснутая емкость выглядела достаточно чистой, а вода внутри – прозрачной. Девушка вопросительно посмотрела на лекаря, но та лишь отвела взгляд в сторону, окуная небольшую ветошь в жидкость. После пары фраз женщина принялась обтирать кожу, отводя слипшиеся от пота и крови волосы. Своим телом она как бы невзначай закрыла нагую девку от любопытного взгляда своего... друга? Шиа так и не поняла кем они приходятся друг другу. Что касается оборотня, так она продолжала сидеть отрешенно, подогнув под себя ноги. Там, где влажная ткань обтирала кожу, можно было видеть затянувшиеся порезы и ссадины. Их едва можно было теперь заметить. А гематомы и кровоподтёки стали тусклыми, будто им уже больше недели. Правда остался небольшой отёк в области локтевого сустава, но это мелочь после того, как кость и вовсе была сломана. Целительство это одно, а физиологию не обмануть. Сапсан незаметно от посторонних глаз восхитилась даром этой старушки, но виду не подала.

И всё таки пират не баловал своего врача. Дверь с твёрдым «нет» закрылась ровно за спиной женщины. Мор стала ненавидеть этот кусок дерева, дважды за пол часа он прикрывает путь к спасению. Если в первый раз девка могла и попасть в неприятности, то теперь старушка вполне в состоянии была забрать её из лап этого бездушного мужчины. А всего лишь прояви она чуть больше настойчивости. Но нет, всё так, как должно было случиться. Капитан навис грозовой тучей над сидящей у окна девушки. Повисла минута молчания, пока они буравили друг друга взглядом. К слову, лицо девчушки приобрело вид уровня «более ли менее»: кровь тщательно смыта, только лишь поверхностные затянувшиеся ссадины на щеке от когтей кота. Если не присматриваться, отёка можно тоже не заметить. Шиа вздохнула, вновь подтягивая к себе лоскут материи. Она бы хотела им защититься, но, увы, не в этот раз. Последовала пара коротких фраз и капитан пришвартовал свой зад к стулу. Мор убрала влажные волосы с лица и встала. На удивление ноги не болели, да и вообще движения на фоне произошедшего не доставляли дискомфорта.

«Больной придурок, благодаря кому, я, собственно, здесь оказалась!?» - негодовала мысленно девушка, переступая через таз с водой. Сначала показалось, что ей был отдан приказ убраться в смысле из каюты и желательно с корабля, но потом сапсан осознала, что такого счастья ей не видать. Он конкретно приказал убраться.

В каюте...

Навести порядок, который они вместе тут развели. Последовал вздох.

Шаг в глубь комнаты.

Второй прочь от пирата.

Остановилась спиной к капитану в противоположном углу каюты. Чуткий нос услышал душистый запах табака. Именно от такого, как говорят, женщины сходят с ума. Не в прямом смысле, конечно. Наблюдал ли за ней Рэм, или всё же действительно читал газету, которая казалась далеко не свежего выпуска. На полу валялись вещи и не только те, что носят на теле. Масса книг, подставок, канделябров разной формы и размеров, битое стекло, свитки и много разное ерунды. На первый взгляд вся каюта была перевернута вверх дном. Добравшись до стула, на спинке которого висела незатейливая рубаха белого цвета, накинула на тело. Лоскут шелка остался валяться под ногами. Медленно застегивая пуговицы, осталась отвернутой спиной к пирату. Взгляд янтарных глаз обратился к синему небу и такой же линии горизонта, что виднелись в другом окне, расположенном напротив одевающейся девушки. Там всё слилось воедино. Полосы прибрежного городка уже давно не было видно.

     ―Это не я тебе нечто важное хотела подрезать, - тихо сказала Мор, продолжая стоять спиной в стороне среди хлама. Злость всё ещё кипела под ребрами, отчего хотелось повернуться и расцарапать это самодовольное лицо. Пират хоть и сидел далеко сзади на кресле, но его взгляд ощущался почти физически. Сейчас к запаху табака добавился мужской аромат. Аромат едва уловимого запаха пота и морского бриза от рубахи.
Последняя пуговица была побеждена. В итоге рубаха доходила до средней трети бедер, прикрывая собою все прелести, на которой капитан насмотрелся вдоволь. Прошло несколько минут, пока Мор собралась с мыслями и поборола в себе приступ агрессии. Она едва справлялась с тем, что бы не устроить второй раунд. По позвоночнику пробежался холодок. Вспоминание о переломленной руке было ещё совсем свежо.

Вдох.
Выдох.
Вдох.

Через несколько минут оборотень развернулась и направилась к месту, где стояло ведро с водой. Сложив руки на груди, посмотрела на мужчину, в то время как ступня одной ноги была поставлена на край металлической емкости.  ―Ты ошибочно полагаешь что я – твоя добыча. Нет, ты не прав. Это было стечение обстоятельств, поэтому я настаиваю на том, что бы твой корабль высадил меня в первом же порту. Хотя, в целом, что я делаю? – Мор надавила на край ведра, отчего то перевернулось набок. Вода выплескалась наружу, протекая по лодыжкам девушки и ровно туда, куда наклонялся корабль. Мокрая лужа, в целом, не смущала саму девку. Ждать очередной оплеухи не стала, оттого взяла с небольшого комода нечто напоминающее ещё одну рубаху, только светло-бежевого цвета, бросила на пол. Ткань моментально впитала воду и девушка принялась ступней возить одежду по полу. Ну а что? Он сказал убираться, она убирается. Никто не акцентировал внимание на деталях. Взгляд янтарных глаз сверкнул в сторону пирата. Складывалось впечатление, что девка последние мозги на стенах каюты оставила. Слабоумие и отвага.

Рейтинг поста: 1

27

Старушка Пэгги, закрывая за собой дверь, остановилась. Всматриваясь на мачту, в никуда, она опускает очи, да выдыхает. Скорее даже не чутьё, но жизненный опыт говорил ей о грядущих проблемах. Вновь.
Бывают же люди, что волей или не волей, постоянно обитают в не спокойном бытие... на худой конец создают их. Капитан был из их числа, тем более с девушками. Столь падкий на них, столь равнодушный и горячий на слова, руку. Что же... она уже привыкла к старому другу.
«Мюриэль. Мюриэль. Тц-тц-тц...» - поцоков языком, спускаясь с лестницы, она вскоре окажется в своей медицинской каюте, не долго размышляя об оборотне, возможной судьбе дамы, что на вид была строптива, да возле Рэкхема.

Сфера - фаэдерские магистры спорят о форме мироздания
«Буквально на прошлой неделе прошёл частный симпозиум, где вновь разгорелись споры о революционных высказываниях, теориях космологии. Достоверные источники так же заявили о магических дуэлях, как итог гуманистических дебатов.
Магистр Дарвинус заявляет:  Вопрос стоит куда острее чем кажется. На уровне метафизики, теологии. Подобно гелиоцентрическим изысканиям, новая теория ставит под вопрос не только форму, но и нашу положение во вселенной. Магию, общество, даже богов. Обычный обывате...»

Отвлекаясь, мужчина поднимает взор от газеты, оглядывая девушку в новом одеяние. «Жаль.» - мельком подумал он, всё равно оглядывая стройные ноги Шиа. Шелохнув бумагой, вскоре рыжий вернётся к мировом событиям.
- Не Я начал махаться ногами, словно ненормальный. - кратко, уже вновь не осматривая сапсана, под конец спокойно добавил, - Можешь начинать раздеваться, рубаху тебя не видать, как... как в общем и штанов. Хм... и правда.

Ликвидирован очередной штаб сообщников ледяных эльфов.
«На сегодняшний день в Эстелле, в трёх кварталах от столичного штаба Т.К.М. оцеплена бывшая резиденция рода Каппетов. Орден Цельпа задержало группу эльфов, которых выдал внедрённый агент Вильварина. По последним данны...»

Изумрудные глаза капитана вновь поднимаются, оглядывая пленницу, что начала требовать от капитана свободы, жизни. Ответа она так и не получила.

...
...
По каюте раздаётся всем известная нецензурная брань, а после характерный звук сжимающейся, рвущейся газеты. Напряжённые руки пирата, пальцы покрасневшие, а сам он чуть ли не в прыжке взлетает, быстрыми шагами направляясь к полуголой девушке.
- ТЫ ЧТО БЕССМЕРТНАЯ!? - взревел мужчина, чьё лицо пылало, а он уже не думая откинул остатки новостных бумаг. Грудь его вздымалась, опускалась от эмоций. Тяжёлое дыхание, - ИЛИ ТУПАЯ!?
Очередной шаг, а зубы оскалились, пока глаза бегали от нашей героини, к уже нынешней тряпки прямиком из гардероба Хранителя Сердца.
- Кажется Я тебе все мозги выбил... - сквозь зубы говорил он, чуть ли не шипя, - ... и стоит их вправить обратно. - тише, делая очередной шаг.
Выдохнув, Роланд не сдерживается, сжимая кулак, взмахивая.
- АААА! - сильный удар приходится по рядом стоящему стулу, что мгновенно отлетел в сторону, упираясь спинкой об ковёр, - И правда тупая! Ты... - приподнимая ладонь к волосами, машинально лохматит себя.
- Ты... кажется не понимаешь, где ты, кто ты. Сейчас ты в моих руках. Разве что себе язык можешь перегрызть и ждать от чего быстрее умрёшь - от потери крови или же захлебнёшься в ней. - кажется он начинает успокаивается, пока вновь гнев не окутывает чародея, что сразу же сжимает кулак, а после резким движением руки хватает за шиворот Шиа, рвя верхние пуговицы, приближая к себе. Силой.
- Я прямо сейчас могу тебе скинуть на палубу, на растерзание своим людей, которые кругом выебут тебя во все дыры. Днём и ночью. Сутками на пролёт, пока ты им не надоешь, а после они скинут твоё уставшее, измождённое тело в трюм... к остальным, что уже продолжат иметь тебя... последнее удовольствие в их жизнях, перед цепями Сэрдана. - вздох, выдох. Всё никак не успокоится, словно сердце не могло потухнуть, вновь возгорая.
Говорил меняя интонации, но с угрозой, порой спокойно, но иначе на границе крика. Читался он всё ещё легко.
- Ба! Что Я нянчусь с тобой, так и сделаю... пошла отсюда! Прямо на палубу с голой пиздой! - резко дёрнув пленницу, Рэкхем весом, мощным телом повёл её к выходу из капитанской каюты. Явно не желая отпускать, но успокаиваясь... вновь?

Рейтинг поста: 1

28 (2019-03-05 13:50:05 отредактировано Shia Mor)

Сокол и правда начала считать, что капитан испытывает эстетическое удовольствие от вида обнаженной барышни. Это как прийти на специальное представление для мужчин, где на сцене танцуют женщины с почти неприкрытыми прелестями. Зрители смотрят, но не обладают этими танцовщицами. Поговаривают, в некоторых городках подобное существует, но не легально. Даже деньги за вход берут. Мор бы посмеялась над этим, ведь торговать телом – одно, а торговать телом в танце – другое. Хотя возможно там и продолжение есть за определенное количество монет. Ну так вот. Оборотень считала, что здесь примерно тоже самое – пират смотрит на неё, но не считает, что хочет этим обладать. Хотя чему тут удивляться, то, собственно? Он её мутузил так, что после такого кровавого зрелища даже притрагиваться будет противно. Хоть в данный момент внешне девка и была почти невредимой, воспоминание оставалось свежо.

Повисло молчание.
Затишье перед бурей.

Стены задрожали от матерной брани. Девка от испуга даже чуть не присела - столь неожиданным был вскрик. Взгляд янтарных глаз метнулся к пирату. Тот побагровел едва ли не в цвет своей шевелюры... нет, намного ярче. Встал, да так, что стул отлетел и перевернулся на спинку. Следом на пол рухнули остатки мятой газеты. Сокол понимала, что приступ гнева вызвал её жест «рубаха-вода-пол», но настолько яркой эмоции она не ожидала точно. Отшатнувшись, с чувством и видом покорного ожидания пиздюлины оступилась назад. Капитан ревел, с ужасом смотря вниз, под ноги оборотня. «Очевидно это была его любимая рубашка...» - мысленно резюмировала девка, делая ещё один шаг назад прочь от натиска Рэкхема. Густые рыжие брови от гнева опустились на глаза и между ними залегла глубокая вертикальная морщина. Глаза сузились, приобрели угловатую форму. Изумрудный взгляд сконцентрировался на девушке, отчего она почувствовала, будто пират готов её придушить здесь и сейчас. Мужчина продолжал наступать, но чем ближе он подступал к оборотню, тем быстрее уходил его пыл. Как раз этого то девка и боялась.
Но...
Осознание ворвалось жутким откровением. Ей попросту нравилось его злить. Шиа втянула носом воздух, пытаясь унять сердцебиение и легкое головокружение. В ужасе от самой себя, сделала ещё шаг назад, ягодицами уперевшись в край круглого стола. Остановилась. Капитан уже преодолел расстояние между ними до пары шагов. Его лицо на несколько секунд сменилось с гнева на милость. Он сейчас не ревел, не кричал, он говорил теперь тихо, почти сквозь зубы. Вроде суть была о том, что он выбил ей последние мозги. И Мор показалось, что так и было, иначе как объяснить то, что она специально пытается насолить ему? Нарочито выводит из зоны комфорта.

Ещё шаг.

Взмах кулаком. Нет, не по симпатичной физиономии пленницы. Опустился тот ровно рядом с оборотнем на прочную, с виду, столешницу. И действительно, та выдержала, только вот массивный стол, выполненный из красного дерева, отлетел в сторону. Задница оборотня тут же потеряла опору и потому последовал ещё один небольшой шаг назад, по инерции. Дальше только деревянная стена. По полу покатилась подзорная труба, кувшин, карта морей и пара банок, в горлышко которых были воткнуты свечи. Шиа забыла как дышать. Время замедлилось.

Капитан нервно взъерошил рыжую копну волос. Казалось, будто волна злости с этим ударом прошла. Как говорят - выпустил гнев. Сокол молчала, вспоминая как нужно дышать и одновременно представляя, как захлебывается в собственной крови. Да уж, у этого человека талант красочно описывать действия. И вот только миновал приступ агрессии, как милость вновь сменилась на злость. Мгновение, и цепкие пальцы сжимаются на грудках девки, резко подтягивая легкое тельце к себе. Последовал треск рубахи по швам и верхние пуговицы с характерным звуком отлетели на пол. Мор привстала на носочки, тонкие пальцы обеих рук обвились вокруг запястья мужчины, ладонь которого сомкнулась на ткани. От резкого движения девка едва носом не воткнулась в нос пирата, вовремя отведя голову чуть назад. Теплое, частое дыхание колыхало темные пряди на лице птицы. От кожи руки пахло табаком и алкоголем. Последнее наверное потому, что девушка в облике птицы опрокинула на капитана стакан с этой жидкостью. Даже если омыть ладони, то человек потеряет эту тонкую нить аромата, но не оборотень.

Гневная триада о том, что он выкинет её к своим прихвостням на палубе, где над ней надругаются, заставила девушку едва ли не сжаться внутренне. Желудок от страха будто сделал двойное сальто. Она так сильно смерти своей не боялась, не страшилась быть избитой до полусмерти, но быть использованной как вещь... По кругу... От лица отхлынула кровь. Уголки губ опустились, глаза распахнулись так, словно она пыталась на таком близком расстоянии лучше разглядеть лицо. Но нет, обманчивая мимика. Девушка на долю секунды представила это зрелище. Даже если бы она хотела умолять и просить этого не делать, то не смогла. Слова застряли где-то в глотке. Упивалась ли она в данный момент тем, что злила капитана? Нет. Лучше бы он её снова ударил. Мор показалось, будто пират сам не в восторге от своих слов и даже ему противно представлять это. Он специально не скрывал эмоций на своем лице? Или он таковым являлся – открытым?

Мысленные философствования на тему открытости и закрытости прервал резкий толчок. Похоже мужчина ждал хотя бы слова-полуслова, но, очевидно понял, что бесполезно. Непробиваемая, строптивая девка. Интересно, он осознал, что давит сейчас на самое болезненное место? Оборотень тщетно пыталась упираться ногами в скользкий пол, благодаря ей, к слову, таковым он и стал. Поскользнувшись и запнувшись за валяющийся канделябр, девка едва ли поспевала за широким шагом, при том не стоило сбрасывать со счетов то, что мужчина все еще тащил её за грудки. Злополучная дверь приближалась с гипербыстрой скоростью. Когда пират уже вот поравнялся с деревянным полотнищем, девка взвизгнула. Отпустив наконец запястье мужчины, стала бить маленькими кулачками в его грудь.

     —Да перестань ты уже меня тягать! – выпалила девка, заорав сколько было сил в прорвавшемся голосе. —Да-да! Выпусти меня на палубу! – дрожащим голосом кричала сапсан, и это больше со стороны походило на истерический припадок, нежели на взрыв злости. —Я обращусь в птицу. Я улечу, даже не успев попасть в руки хотя бы одному пирату. Да лучше в суп, мерзкий ты человек! – и пока он её не вышвырнул, вместо того что бы обрушить еще триаду ударов на грудь, оплела оную руками. Пальцы за спиной сомкнулись в крепкий замок. Подтянув ноги, забросила в прыжке их за ягодицы мужчины и сцепилась голенями. Другими словами – обвила капитана собой. Повисла на нём аки детеныш панды. Нет, он же себя с ней на палубу не выкинет...? Плечо от такого резкого движения вновь вспыхнуло болью, пробив в нервной системе оборотня еще одну дыру. Кого она обманывает? Улететь не сможет, если только метров на 20, сколько сил хватит терпеть поврежденное крыло.

     —Дикарь... не зря вами детей пугают... – уже тихо пробубнила девка, ощущая под щекой горячую кожу мужчины. Её ухо лежало ровно там, где билось сердце.
Тук.
Тук.
Тук.
Пытаясь унять боль, цепью пробегающую от руки, по позвоночнику и до висков, цеплялась так крепко, что бы мужчина даже при желании не смог её от себя отцепить. При том продолжала тараторить, набрав полные легкие воздуха. —Я понимаю, отпустить меня можно только на корм акулам. Берег далеко. Но я могу хорошо готовить кушать, - без дрожи в голосе лгала девка. —Доктору помогать, я смыслю в лечебных травах, - и снова ложь. —Да я многому обучена, хоть и была воспитана аристократами... – и... опять. Возможно, пирата посетит мысль запросить выкуп? Только у кого? Шиа подумала об этом только тогда, когда озвучила вслух. Думать надо, думать прежде чем говорить. Хотя она готова всё налепетать, лишь бы он своим подопечным чудовищам её бренное тельце не отдал. —Правда все мертвы, казнены за измену... – Вранье. —Но всё же от меня будет толк, - тихо брякнула девка, добавив мысленно: "Пока рука не заживет".

     —Рэкхем... - томно заключила девка речь и подняла большие, янтарные глаза вверх. Несколько раз моргнула. Не потому что глазки строила, а потому что от стреляющей боли в руке на глаза накатывались слезы. —Я денег тебе дам. За себя. У меня есть. А если хватит, то и того мужчину с дятлом, - если мужчина её мало интересовал, то дятла она планировала сожрать. Это из-за его аппетитной задницы она вляпалась во всё это дерьмо.

Рейтинг поста: 1

29

Детёныш панды. Матушка обезьяна и мартышка.
Выдра на водяной глади и спящий малыш.
Цепкая, подобна морскому узлу.

Только ладонь Роланда касается металлической поверхности ручки, как сапсан с выкриками и медвежьей хваткой накидывается на мужчину, что не успешно постарался уйти в сторону. Пошатнувшись, не в силах пошевелить ногами на достойном расстоянии, пират рукой облокачивается об дверь.
- Отцепись от меня, курица! - выкрикнув, сильные руки опускаются на плечи девушки, начиная сжимать, отталкивая от тела рыжего капитана. Первый толчок, второй, а за ним последний - третий, - Да что ж такое! - уже в интонации ощущалась досада, а после он тяжело выдыхает, беспомощно вслушиваясь в слова Шиа.
- ...Но я могу хорошо готовить кушать...
«У меня есть кок!» - мгновенный ответ в голове.
- ...Доктору помогать, я смыслю в лечебных травах...
«Зачем ты ей сдалась!» - уже утвердил Хранитель Сердца.
- ...хоть и была воспитана аристократами... правда все мертвы, казнены за измену... Я денег тебе дам. За себя. У меня есть.
«Брешет, словно дышит!» - здесь не только особенного ума не требовалась, но самого наследника обмануть было сложно, ибо видал он благородных, являлся им. Да и откуда у изменщицы выкуп? На ней он видел только упругую грудь и приятные на ощупь бёдра.
- ... А если хватит, то и того мужчину с дятлом...
«Они и так мои!» - после чего будет задан один вопрос, что вертелся на вертлявом языке Рэкхема.

Пока наша героиня вцепилась в ноги мужчины, опоясав его плотью, она ощущала тепло тела. Иного, не только мужского, но чародея огня, что с юности отдавался своей стихии, как магией, так и характером. Загорелая кожа капитана пиратов согревала, пригревала словно приятный камин в мартовский вечер. Ощущались мускулы, что тренировались в бою, опыте, да борьбе с океаном, но не тренировочным чучелом. Совсем рядом же были мужские ягодицы, что многие желали, если не шлёпнуть, то обхватить своей женской ладонью.

- Какого Разоэнру. Мне. На. Корабле. Сдался. Дя-тел? - сложно понять почему он задал именно этот вопрос, но вероятно считал, что тот подытожит все предложения строптивой хищницы, - Слезай с меня. - произнёс он утомлённо, а сам вглядывался в сторону окна, в никуда, - ... - выдох.
Через мгновение начала тряска. Хитрый муж подпрыгнул, начиная систиматические движения вверх, вниз. Ощущая сжимающие пальцы оборотня, прыгая чуть более полминуты, результат оказывается нулевым. Только слабо зауженные штаны опустились под силой тяготения и веса Шиа. Ниже, чуть ниже, открывая, освобождая верхний покров кучерявых, рыжих волосков.
Снова выдыхает, прикусывая губы.
- ХВАТИТ! Тебя заждались голодные до мяса мужчины! - сжав кулаки, разжимая их, Рэкхем опускает руки к плечами оборотня, опуская их к подмышкам, обхватывая. После напряжённые мышцы, силой потащили девушку к верху. Желал он только приподнять, да скинуть на знакомый ковёр.
На пергаменте отличный план, но маловероятно девушка позволит это сделать, а потому она только поднялась ещё выше, ловя момент чтобы обхватить вскоре и талию Роланда. Такую же тёплую, пока она одной грудь, что вышла из разорванной рубахи, не касается его "сердца", прижимаясь к ней. На долю секунды острие сосков соприкасаются друг с другом. 
- Да что ж такое-то... КХМР! - проворчав, он резко оборачивается, после лёгким ударом, силой прижимает её к двери, с другой стороны сдавливая плотью мага пламени, - И долго это будет продолжаться? У тебя ничего нету, кроме как голой пиз... ба! Сколько раз мне это повторять!?

Рейтинг поста: 1

30

Мужчина тщетно пытался отлепить от себя девушку. Её руки загребущие весьма сильно вцепились в горячую кожу, периодически ухватываясь за край брюк и подтягиваясь выше. Ей Богу, девке и так было тяжело держаться, а пират не унимался, раз за разом пытался убрать с себя эту полуголую пиявку. Рубаха, что покрывала тело оборотня, почти не спасала от жара тела её сексуальной жертвы. Рыча и брыкаясь, убирала резким движением руки пирата, пытаясь заглянуть в его глаза. Она бы даже попыталась включить женские чары, если бы Рэкхем был хотя бы чуточку благосклонен к ней. Пока Мор лепетала какой-то беспросветный бред, парень с поникшими плечами вслушивался в её слова. На его живой мимике было явно написано: «Когда ты перестанешь втирать мне эту дичь?!», но оборотень не унималась. Ещё бы, тут к её заднице почти подвели несколько десятков членов, от мысли о которых девку бросало в дрожь. Она не сдастся, даже если придется чем-то жертвовать. После триады, выпущенной птицей, мужчина возмущенно посмотрел снизу вверх на её макушку, вздыбленные волосы и умоляющие глазки. Как он ещё, черт его дери, не влюбился в эти два янтаря? О стойкости этого пирата впору слагать легенды.

-Какого Разоэнру. Мне. На. Корабле. Сдался. Дя-тел?

Мор приоткрыла рот, дабы возмутиться, но последовала фраза с просьбой слезть наконец с его тела. Наивный финский парень. Сапсан не то что бы даже руки расцепила, она нарочито сильнее вжалась, словно отлипнуть– это сродни подписи смертному приговору. Откуда же этому рыжебородому знать о её страхах! Повисло молчание, нарушаемое плеском волн за бортом. Если бы Шиа была не Шиа, то она бы отвлеклась, ан нет. Это точно был хитрый план для отвлечения внимания. И вдруг пират принялся прыгать. Да-да, прыгать, надеясь что девка сползет наконец к его ногам. От неожиданности первого прыжка девка клацнула зубами и тихонько взвыла, карабкаясь вверх когда сила притяжения её безоговорочно тянула вниз. Тонкие пальцы с острыми ноготками в одну секунду расцепились, потому начав хвататься за хоть что-то, уцепилась за край штанов. Очередной прыжок, потом другой, затем и третий. Мор ощущала, как неумолимо сползает вниз со штанами. Но держится. Она не отпустит этого чёртового пирата даже ценою чести и достоинства. Хотя... о последнем можно было поспорить, ибо достоинство она растеряла еще тогда, когда повисла за бортом кверху ногами. От этого щепетильного воспоминания бледные щеки оборотня залила алая краска, а когда из-за ткани появились рыжеватые волосишки, дорожкой исчезающие где-то там... ниже... , так девушка и вовсе побагровела. В тот момент мужчина перестал делать ненужные телодвижения и наконец остановился. Мор вздохнула, обращаясь к Богам с благодарностью. Мгновение молчания и... ор.

-ХВАТИТ! Тебя заждались голодные до мяса мужчины!

Мор лишь успела поднять взгляд, как ощутила, что мужчина пустил в ход тяжелую артиллерию. Сильные руки скользнули в область её подмышек и ухватив, потянули вверх. С такой силой девка тягаться уж точно не могла. Взвизгнув, несколько мгновений пыталась истошно бороться. Ей бы понравилось такое соперничество, если бы не угрозы быть вытраханной. —Нет-нет-нет-нет! – лепетала сапсан, тщетно стараясь не расцепить своих объятий. Бедная рубаха от плотного соприкосновения тел вновь затрещала по швам, но Ши не унималась. Она продолжала держаться не на жизнь, а на смерть. Стойкости сапсана можно было позавидовать. Но и упорству мужчины – тоже. Шиа не догадывалась о том, какие мысли путаются в голове, но прищуренный взгляд пирата не обещал ничего хорошего для неё. Она тоже не пальцем делана, на минуточку. Пока Рэкхем подтягивал девку вверх с надеждой, что она расцепит руки, не учёл момент, что у неё столь же сильные ноги. В одну лишь секунду две нижних конечности ослабили хватку и скрепили её на мужских бедрах. Шах и мат!

И да, Мор ощутила, как освободившаяся из тисков ткани окружность груди коснулась горячей кожи мужчины. Во время всего этого «путешествия» вдоль оголенного торса девчушка даже успела рассмотреть несколько татуировок и шрамов. Но вот шрам в области виска сумела наконец разглядеть тогда, когда лицом поравнялась с мужским. Прерывисто вздохнув, ощутила, как Рэкхем резко развернулся. На миг каюта крутанулась. Последовал глухой удар собственной спины о деревянную дверь. Нет, он был не той силы, что бы выбить последний дух из тела птицы, но на пол секунды девка всё же зажмурилась. Отголоски повреждений откликнулись легкой болью. Если бы кто-то сейчас был в каюте, то расценил подобный жест как заигрывание и прелюдия к чему-то большему.

Изумрудный, настороженный взгляд поравнялся с янтарным. Частое дыхание мужчины всколыхнуло свободные, черные пряди, упавшие на лицо девки от активного противостояния. В целом шевелюра пирата тоже приказала долго жить – уложенные, рыжие волосы местами растрепались. Мужчина выдохнул, прорычав уже заезженную фразу. Почему он так уверен, что у простой с виду девки нет совсем ничего кроме причинных мест? Достаточно большой арсенал, но разве ему так важно это? Нет. Он видит только тело, верит тому, что видят глаза. Но пусть так, что-то доказывать Мор не собиралась, ибо цель была ясна как день – выжить и остаться не выебанной.

В ту секунду ноги плотно облегали бедра мужчины, а руки были сцеплены на уровне его подмышечных впадин. Тело, мощное и сильное вжимало хрупкую девчушку в дверное полотно, заставляя её скоро превратиться в блин. Приоткрыв рот, попыталась сделать несколько глубоких вдохов. Тщетно. Грудная клетка сдавлена. И... это мог быть апогей их «битвы». Но нет. Быстро, одним движением освободив руку, соколица подвела её к лицу мужчины и запустила тонкие пальцы в рыжую копну. Подтянув голову ближе к себе, к лицу, жадно впилась губами в губы пирата. Настойчиво, упрямо, требовательно. Думала ли о последствиях? Скорее нет, чем да. Единовременный порыв, не подкрепленный фактами или домыслами. Шиа не давала себе отчёт в действиях. Возможно, после того как она очередной раз получит оплеуху, пожалеет о содеянном. Но, может в таком случае, пират не посчитает нужным отдавать бренное тельце на растерзание потным мужланам? Мягкие губы встретились с сухими, чуть солоноватыми на вкус и... колючие. Ох уж эти бороды.

Рейтинг поста: 1

31

Шиа поставила перед собой цель, но от части она делала всё, чтобы не выполнить её. Вопрос стоял скорее в числе.

Наш же герой продолжал ворчать и сдавливать сапсана, которая хитро, ловко повисли на теле мужчины, окончательно не давая ему выкинуть её обнажённое тело на растерзания мужам Мести Миролики. Руки так же в положении не удобном, ноги стали свободнее, но толку от них не имелось никакого. Она продолжала сопротивляться, вскарабкивалась на нём словно на дереве, и обвила конечностями, стягивая тела друг к другу. 
- Тебе уже не надоело или ты хочешь... - не успев договорить, капитан ощущает цепкую хватку пальцев Шиа, что поднимает голову мужчины, а после губами опускается к нему, затыкая пирата. Он не ожидал того, потому прикрывая изумруды, на не продолжительный миг отдаётся поцелуи, пока их языки не соприкоснуться, он не пройдётся ниже, по дёснам, чтобы вновь устремится к мокрому танцу.
Сложно сказать сколько времени прошло по его ощущением, но нет. Дворянин отцепляется от неё, силой отводя голову, пока мостик слюны между ними не порвётся.
- ... - его гневный взгляд не изменился, Рэкхем продолжал испепелять зелёными глазами Шиа, всматриваясь в её янтарь. Пальцы сжимаются, а он тяжело дыша, сводит губы. Секунда, четыре, молчание от рыжего мужчины, который после резким движением придавливает тело оборотня к дереву, зажимая собой. Его же губы ответили взаимностью, жадно вцепляясь в девушку.

Чародей огня. Капитан пиратов.
Пока вертлявый язык влажно целовал, страстно властвовал внутри девушки, проходясь по внутренним стенам щёк, в особенности по самому язычку девушки, не давая ей отдышаться... Шиа, её плоть, ощутила Роланда, который опускает руки к талии, а после стремительно, не спрашивая, идёт всё ниже... ниже.
Красные волосы на груди, что опускалась, поднималась под дыханием мужчины. Он продолжал прижимать к себе, пока её грудь не начала сдавливаться об него, после он словно старался повторить соприкосновение сосков, что должны набухнуть... миллиметры, совсем рядом и лёгкий приятный разряд пройдёт по всему телу, а пока... внизу так же не терял времени, соскальзывая рубаху, без нижнего белья, оголённая, прямо к паху, того кто уже почти удерживал её сильными, мускулистыми руками. Чистая, бритая кожа ощущала миллиметры ткани, что скрывали ещё спокойный член мужчины, а она же ощущала край лобка, что ранее открылся из под штанов. Не гладкий, но рыжие, кудрявые волосы прекрасно, щекотно ощущались, пока нахальный пират силой прижимал плоть девушки к себе.
По каюте раздаётся причмокивание, ловя секундой воздух, освобождая Шиа, капитан сразу же возвращается к ней, но ниже, прямо к шее. Вцепившись глубоким засосом, поцелуем, по нежной коже проходится горячее дыхание, а вот уже руки Роланда поглаживают бёдра девушки, ласкают, но ещё не опускаясь к заветному лону, только... цепкая ладонь сжимает ягодицу, упругую, после вновь гладя, сдавливая и лапая, пока иная конечность кончиком пальцем стремилась чуть выше бедра.
Доля момента, шаг назад. Более не было опоры за спиной девушки, уже расположившись на Рэкхема только своей цепкостью и того, как Хранитель Сердца держал её за мягкое, успевая поглаживать тёплой, щекотной ладонью.

Не отпуская поцелуя, он уверенными шагами отправится к столу. Удерживая, не отставая от охотницы, пока не застынет над мебелью и клацнув зубами перед Мор бросает её на поверхность полированного, дорогого дерева. Ни слова, а пока она не пришла в себя, мужчина хватает остатки рубашки, сжимая пальцы, отдёргивает, окончательно разрывая одеяние, что прикрывала нагое тело Шиа... издав характерный звук, пуговицы разлетелись по всей капитанской каюте, но того этого не волновала, ибо жадный взгляд уже пожирал пленницу, а горячее дыхание того давно участилось.

Рейтинг поста: 1

32

Губы пирата какое-то время оставались недвижимыми под натиском уст соколицы. Рэкхем словно пытался растерянно понять, что именно сейчас произошло. Да что уж говорить о пирате, если девка сама то ничего толком и не понимала. Логика действий и мыслей начала расходиться, а идея соблазнить пирата вообще казалась дикой бы ещё минут двадцать назад. И действительно, искушать того, кто тебя избил – было сверх глупости даже для черепахи. Но сапсан – не черепаха.
Тонкие пальцы с острыми коготками всё сильнее давили на затылок мужчины, в то время как губы настойчивей просили ответа. И они их получили. Мужчина таки ответил на вызов, но, казалось, сначала как-то не уверенно, скованно. Затем – весьма ловко перехватил инициативу.

Думала ли птица сейчас о добродетели и нравственных качествах в целом? Нет, она никогда не поклонялась современным замашкам благородных дам хотя бы потому, что таковой не являлась. Ей в пору вести разгульный образ жизни не отказывая себе ни в чём. Но даже если учесть это – всегда достаточно придирчиво рассматривала потенциальных сексуальных партнёров. Однако из каждого правила есть исключение, и оно – сегодня. Мор изначально и не видела этого мужчину даже в страшных мечтах как того, кто ею овладеет. С другой стороны - это она его вводила в искушение своим обнаженным телом, хоть и не специально.

Самобичевание и анализ своих действий был прерван разорванным поцелуем. Мужчина отвёл голову назад, наградив сокола недобрым взглядом. Ши сейчас впервые посмотрела на него не как на врага, а как... на любовника, что ли. Густые брови на лице пирата были сведены, влажные губы чуть сжаты, а уголки их опущены, - явная картина разгневного человека. А зол на неё, или... на себя? Или на ту ситуацию, что сложилась? На секунду соколице показалось, будто Рэкхем почувствовал те сомнения, которые стали одолевать птицу в тот миг, когда он всё же ответил на её поцелуй. В голове сапсана прозвучала фраза голосом капитана – «Девкам не положено думать! Для этого есть мужики, а у вас-пизда!». И как в подтверждение этих «слов» Рэкхем наваливается на девушку, придавливая её ещё сильнее к дверному полотну.

Оборотень охотно ответила на поцелуй. Жадно. Неистово. Горячие ладони с чуть шершавыми подушечками пальцев принялись изучать под рубахой Ши каждый сантиметр тела. Хаотичные, но от того не менее приятные касания в области ребер, от живота и до ягодиц. Последним уж грех не уделить внимание ввиду того, что это в принципе была самая доступная часть тела. Спина и грудь зажаты между мужчиной и дверью, причинное место же – спрятано благодаря цепким ногам, всё ещё заключающим в свой замок бедра пирата.
Следующая волна поцелуев пришлась на нежную кожу шеи. Рэкхем чуть отстранился, оставив опухшие, покрасневшие губы девки в покое. Томно взглянув из-под чёрных ресниц, Мор чуть приподняла лицо, освободив больше пространства под уголком нижней челюсти. Последовал грубый, упрямый поцелуй, что обещал оставить синее пятно на бледной коже точеной шеи. Закинув руки на широкие плечи, Мор старалась всё ближе притянуть к себе капитана. Ей мало, нужно больше. Холодные ладони, которые казались льдинками по сравнению с температурой тела мужчины, перекочевывали со спины на плечи, затем пальцы путались в рыжих волосах; путь повторялся снова меняя мягкие прикосновения на поглаживания острыми ноготками. Каждый следующий поцелуй посылал по распыленной коже дрожь через все нервные окончания, что заставляли трепетать тело. В самом низу живота ощущалось приятное томление, зарождение обволакивающего желания. Ещё шаг и будет ли дорога назад?
Следующий поцелуй.
Ши не собирается отступать, не желает делать шаг назад.
От последующего поцелуя едва не разверзлись небеса. Дыхание сперло, потом восстановилось. И стало очевидно, что все остальные поцелуи, которые у неё были, – это просто какое-то сплошное недоразумение.

Раз, два, три, - стучало сердце, и об борт корабля тихо плескалось шумное море - раз, два, три...
Раз - Рэм начинал дышать ровнее, поцелуи становились требовательней, настойчивей. Два - Ши больше не слышала плеска волн, и в ушах эхом отдавались только быстрые, непрерывные толчки собственной крови. Три – сильная, мужская рука подсадила девушку под задницу и капитан сделал шаг назад. Мор потеряла такую важную для неё опору. Ноги едва чуть не расцепились, но девка вовремя скооперировалась. Вторая ладонь мужчины скользнула вдоль спины, поддерживая сокола в исходном положении.

    —Ты, что ты... – выдохнула в губы пирата девка, но он не позволял ей говорить. В целом на языке не вертелось ничего такого, что могло хоть отдаленно напоминать речь взрослого человека. Бессвязные мысли сменились полным их отсутствием.
Интересно, что бы подумали те, кто находился снаружи каюты? Сначала были крики, потом драка, звук разлетающихся вещей, металлических предметов и прочего, потом – тихая речь, торг, принятие. А теперь – томное шебаршение. От одной мысли быть замеченными Мор бросало в мелкую дрожь, а щеки становились красными в цвет оттенка зацелованных губ.

Пират грубо, резко уложил оборотня на поверхность стола, которая некоторое время назад ещё была усеяна различными свитками, книгами, канделябрами и прочими принадлежностями. Удивительно, но за последний час Ши уже дважды побывала на этом столе. На одном углу еще остался лежать опрокинутый подсвечник с потухшей свечой, пара писчих перьев и почти пустой стакан с ромом. Сейчас особенно сильно в движениях мужчины присутствовала порывистость, граничащая с некой едва уловимой плавностью. Если бы Мор вела дневник, то она непременно бы начала эту главу со слов: «Мы не были влюблены друг в друга, мы просто предавались любви с отстраненной и критической изощренностью...»*.
Рэм навис над девушкой, хотя то было больше из-за хватки её ног и рук. Соколица прижимала его к себе и целовала всё с новой страстью, с новой настойчивостью, почти сгорая от колыхающегося желания. Пальцы запутываются в рыжих волосах, губы его мягкие, пылающие, как огонь и сладкие, как мед. Но не длиться тому вечно, капитан всё же отстранился, но лишь для того, что бы сорвать уже остатки некогда целой рубашки. Треск ткани. Пуговицы по полу. Плоский живот, точеная фигурка, пышная грудь с розовыми сосками, напоминающие ягоду-морошку, длинные ноги, что всё ещё держались на бедрах стоящего у основания стола мужчины (не так крепко, но всё же), растрепанные по столешнице черные волосы с всё ещё запутанным в густых локонах несколькими перьями, - всё это наблюдал пират сверху. Эта картина маслом предстала уже не от запуганной и загнанной в угол соколицы, а от вполне желанной женщины. Широкая грудь, усыпанная рыжими завитками волос, часто вздымалась, а взгляд изумрудов внимательно изучал сверху свою жертву. Несколько десятков секунд девушка позволила насладиться видом и «перестроиться» с одного режима на другой. Сейчас она не жертва обстоятельств; на данный момент – она просто женщина.

Подтянувшись, села, уперевшись одной рукой о столешницу сзади себя, а изящными пальчиками второй скользнули по краю брюк, затем поднялись выше вдоль косой мышцы внизу живота. Потом по рельефу пресса, поднимаясь до груди, покрытой порослью рыжих завитков. Под ладонью тихо бьется сердце, оттачивая быстрый ритм. Тук-тук-тук. Истомленный взгляд янтарных глаз снизу установил крепкий контакт с зелеными глазами пирата. Ладонь с проекции сердца соскользнула за поясницу, горячие губы коснулись пресса. Влажная дорожка вверх по раскалённой коже. Медленно. Прерывистое дыхание. Часто. Довольное урчание от наслаждения ароматами табака и пота, чем были пропитаны загорелые, кожные покровы. Шрамы и татуировки? Девушка их не замечала сейчас, продолжая губами исследовать пресс и грудную клетку. Своей игрой, нарочито неспешной, девка распыляла себя даже быстрее, чем мужчину. «Рэкхем...» - одними губами неслышно шепнула птица, куснув легонько напоследок.

Стройные ноги, наконец, отпустили бедра мужчины. Хотя то было потому, что теперь и держаться не нужно, да и не удобно сидеть в таком положении. Оторвавшись губами от кожи, Мор вытянулась телом, и, ладонь, что доселе лежала на пояснице, поднялась к задней поверхности шеи капитана. Надавив на неё и немного подтянувшись вверх, птица вновь хотела впиться в тонкую линию губ, ощущать покалывание бороды на своём лице. Но, буквально в сантиметре до, девушка приоткрыла глаза, одарив нос, уста и подбородок пирата горячим, неровным дыханием.

     —К нам гости, - хриплым голосом, будто доселе кричала во всю глотку, шепнула Мор.     

Стук в дверь.

Девушка всё же вздрогнула, остановившись в действиях; замерла. Она слышала шаги за дверью чуть раньше, затем возню, словно тот, кто решался постучаться некоторое время раздумывал о том, что сказать и как. Соколица нервно вздохнула. Благо люди на корабле не ломились бесцеремонно в каюту капитана, при том оборотень была не уверена, что дверь была заперта. Вот был бы вид, конечно...

     —Капитан, позвольте доложить одну важную весть! – торопливо начал мужской голос, будто нервничая. Его голос звучал приглушенно из-за массивной, закрой двери. —Тот, кого мы прихватили с берега, мужчина...исчез. В смысле, - говорящий заменжевался. —После Вашей беседы с ним он какое-то время находился на глазах, а потом как испарился. Возможно, упал, или спрыгнул... акулам на ужин, - и пират был прав, потому как корабль уже давно потерялся в синеве бескрайнего моря. Линия берега осталась где-то очень далеко на западе.   


* -  © Игра в классики

Рейтинг поста: 1

33

Дыхание Роланда учащалось, порой закрывая глаза, сжимая руку, а вместе с ней и нежную плоть девушки. Лаская, лапая, сжимая, ощущая тепло тела, то как она старалась прижаться к мужчине. К мускулам, проводя рукой по сильной груди, пока подушечки пальцев наслаждались теплом его кожи, словно вместо сердца бушевало пламя. Бушевало хаотично, желанно и особенно не терпеливо.
Вот наши герои вновь отстраняются от поцелуя, жадно вдыхая воздух. Храбрый, глупый матрос только начинает подниматься в сторону каюты капитана, пока рука дворянина продолжала обхаживать желанную пленницу. Ухмыльнувшись, так и не насмотревшись на тело Шиа... она наверное давно обратила внимание, что морской волк всё чаще опускал зелёные глаза к ней, вниз, прямо к киске, которой приближалась широкая ладонь мужчины. Рука поглаживала бёдра, поднимаясь выше, наглея, но столь спокойно, обыденно, не скрывая своего желания.
Вновь улыбнувшись, Рэкхем опускает корпус тела, навстречу поцелую, где возобновится танец вертлявых язычков, но...
- А? - небрежно среагировал он на слова сапсана, кажется даже не вникая в значение, всё ещё не убирая внимания от тела хищницы.
После раздаётся стук, повторяющейся, столь раздражающий.
Дыхание чародея отстраняется от губ, пока он не выпрямится, демонстрируя широкие плечи, жилистую шею, да голову разворачивает в сторону выхода. Тишина, словно он старался понять, осознать, что этот придурок хочет от него.
Сжимая кулак, хмурясь, словно забывая о Мор, вторая рука резко опускается к лоно, проходясь по нежной коже, прямо к щёлке, широким пальцем лаская возле неё. Силой прижимаясь, не давая отстраниться от себя.
- ЧЕГО!? - раздаётся выкрик капитана, пока он не останавливался, дразнил Шиа, - ИВА ТЕБЯ ПОДЕРИ! - и тебя тоже, вот он наглеет, уже играясь с влагой пленницы, - СМОТРИТЕ ВНИМАТЕЛЬНЕЕ! - раздражённо заявил капитан, после, он оборачивается на Шиа, ухмыляясь уголком покрасневших, влажных в слюне губ, - ... может... - миг, момент и он резко заводит в неё палец, ощущая тепло стен, влагу женщины, - ТЫ ЗНАЕШЬ, КУДА ОН ПРОПАЛ!? - голос его уже не столь раздражённый, скорее игривый, довольный, - СКАЖИ ЕМУ, ДАВАЙ! - ох, а он не останавливался, заходя всё глубже в неё, требуя ответа для того, кто осмелился прервать... их, - Давай... - прошептал он, увеличивая темп пальца, что надрачивал пленнице, не оставляя её в безмятежности.

- ИДИ К БОННИ! ПУСТЬ ОНА РАЗБЕРЁТСЯ! - ... взгляд возвращается к губам девушки, - ЭТО ПРИКАЗ! - после этих слов мир вновь сужается до одной каюты, где расположились наши герои. Рэкхем, обнажённый на половину, да нагая Шиа, что донимали самым приятным способом из всех.
Далее он молчал, вновь опускаясь к ней, подводя свои губы, приоткрывая рот, желая жадно вцепится, оставался миллиметр, как капитан отводит сладкий миг, перед неёй раздаётся клац зубов. За этим последовал издевательский смешок, дразнящий ублюдок, что не даёт ей желаемого... секунда, три и обе руки хватают стройную, худую талию женщины, пока ладони поднимались вверх, а он уже возвращался к ней. Крепкая хватка, что обжигала, а вот его язык уже внутри, снова по каюте раздаётся чмоканье, а руки силой хватаются за грудь, жадно сжимая их, без терпения, полностью обволакивая ладонями. Тяжёлое дыхание проходится по лицу, пока набухшие соски ощущают цепкие подушечки пальцев, что сжимают их, поглаживают, да продолжая лапать оборотня. Наслаждаться упругим, мягким телом Мор.
Что за томный плен, как давно он её бил? В какой миг она начала течь в объятиях этого животного?

Отцепляясь от Шиа, проводя рукой по губам, протирая слюнявый, влажный рот, Роланд обволакивает её, заводя ладони за спину, не давая ей вцепится с поцелуем. Резкий толчок на себя, делая шаг назад, пока она своей голой задницей не проедется по деревянному монолиту стола, падая вниз. Давя её к полу, не давая встать, Рэкхем опускает ладонь на волосы девушки, после силой сдавливает её лицо к паху... штанов.
Прямо щекой, после ослабевая хватку, давай больше свободы там... внизу, где миллиметры ткани скрывали член пирата, что кажется слегка опух, налился кровью... где-то там, рядом с губами, которые недавно ощущали поцелуй этого мужа.
- Целуешься ты хорошо... - сказал он, хватая волосы, но не той силой, что даёт только боль, обжигают кожу, - Теперь тут поработай язычком... соси. - голос капитана, что звучал словно приказ для... своей пленницы, которой недавно угрожали изнасилованием, хождение кругом по морякам фрегата... теперь же рядом был страстный капитан, что знал чего желает... какие у него пальчики.

Рейтинг поста: 1

34

Пират явно был не доволен тем, что его отвлекают от столь занятного дела. Ши, к слову, тоже не рада этому, так как уже не думала о моральной стороне сего действа. Физические желание побороли все устои, перевесив чашу весов в сторону приземленной похоти. Рэкхем распылял животную страсть умело и точно, а соскучившееся по сладострастию тело его пленницы с двойной силой отреагировало на ласку. То, что пират так рявкнет, сапсан не ожидала. Девушка вздрогнула, разлепив глаза и взглянув на выпрямившегося мужчину снизу вверх. «Совсем не мой типаж...» - мелькнуло в голове девицы. Она точно знала, что нужно сделать и как, дабы оставить свою задницу целой и невредимой. Да и где-то глубоко в душе, вероятнее всего, желала этого мужчину. Мор предприняла неумелую попытку отстраниться, ведь капитану явно не стоит сейчас отвлекаться от важных дел. Побег с корабля посреди моря? Вот глупости так глупости. Но нет, похоже никто покидать каюту не собирался, так как мужчина крепко удержал девушку. Приняв этот жест как данность, девка расслабилась. Всё происходящее намного, намного, на-а-а-амного лучше той перспективы, какой обещал ей капитан. Раздраженно выдохнув, потянулась к его руке, дабы он уже наконец помог ей снять это напряжение. Ноги сводило от желания, но юркий палец так и не проникал в лоно. Не успев коснуться ладони мужчины, тот вновь повернулся к ней. Взгляд зеленых глаз источал негодование и злость, но Мор не понимала причины этого. Сбежавшие пленники? Пфф, ерунда, они всё равно до берега не доберутся. Но не тут то было.

     —... может... – Ши шумно выдохнула, наконец испытав это божественное ощущение. Палец легко скользнул в лоно, заполняя то собой. И Мор бы даже не услышала то, что потом сказал мужчина, если бы он не закричал, рявкнув. Сапсан повторно вздрогнула, наградив мужчину злостным взглядом из-под чёрных ресниц. Губы скривились от негодования, но последующий тон Рэкхема заставлял понять, что его подозрения совсем безосновательны. Он издевается, всячески пытаясь держать пленницу в тонусе. Мор молчала, она ведь действительно не причастна к побегу того мужчины с дятлом. Да и как, если вот уже какой час заперта здесь с этим рыжеволосым тираном? Безусловно, такое поведение её пугало и заводило в томный плен, стирая границу между тем, что он сделал до и тем, что делает сейчас. Сначала избил, затем приласкал. Метод кнута и пряника действовал на оборотня как красная тряпка на быка. Она возжелала того, кто оставил на её теле не один десяток синяков. Забавная выходила ситуация, но заниматься самобичеванием сапсан и не собиралась. Куда ей деться с корабля?

Шум волн за люмиком сменился на шум дождя. Небо заволокло грозовыми тучами, погрузив каюту в приятный полумрак. Ворвавшийся ветер затушил остатки свечей в канделябрах и подсвечниках. Судно резко подняло и ухнуло вниз, очевидно поймав большую волну. Кишки свернулись в тугой узел, а желудок норовил выплюнуть остатки съеденного завтрака. Если там он вообще остался после первого раза. Поборов подступающую тишину, ощутила, как мужские руки подцепили её и... протянув податливое тельце по столу, опрокинули оборотня на пол. Рубашка без пуговиц болталась на плечах, а в некоторых местах швов виднелись дыры.

Корабль снова качнуло. Сапсан ухватилась руками за край брюк, колени больно приземлились на холодный пол каюты. Скривившись от боли, почувствовала, как пират опустил руку на её макушку и нарочито подводит лицо ровно к своему паху. Птица моргнула. Затем ещё раз. Взгляд янтарных глаз поднялся вверх. Влажные, покрасневшие губы растянулись в улыбке, но причина той была не ясна. «Так опрометчиво доверяет свой член моему рту, бесстрашный...» - подумала оборотень. Корабль с каждой секундой качало всё сильнее. —Животное, - гортанно пробубнила девушка, но из её уст прозвучало это слово не как оскорбление, а скорее как комплимент. Пальцы отцепились от брюк и расстегнули застежку. Пират ощутимо желал закончить начатое судя по натянутой ткани в области паха. Соколица всё делала максимально медленно, при этом продолжая смотреть на лицо мужчины. Ей вообще импонировало то, как его живая мимика транслирует все мысли с такой чёткостью, что ошибиться не возможно. Не то что она – скрытная, каменная, словно за маской. —Позволь мне, - сапсан мягко взяла мужчину за запястье, ладонь которого лежала на её голове. Если он думает, что всё будет ровно по его правилам, то сильно в том ошибается. Сопротивление бесполезно. Подтянув пальцы Рэкхема к своему лицу, всё ещё сидя на полу, девушка провела влажным языком по ним, слизывая свою влагу с горячей кожи. Сладковатый запах путался с ароматом сигар. Попеременно погружая каждый палец в рот, покрытый незатейливыми рисунками, нарочито громко причмокивала. Не только же ему глумиться над её телом.

Испытывая терпение капитана Мор параллельно испытывала и своё. Когда влажные губы втянули мизинец и, мягко тот прикусив, сапсан принялась медленно подниматься. Отпустив наконец ладонь Рэкхема, но всё ещё её держа в своей, коснулась горячими губами загорелой кожи в области над краем брюк. И, поднимаясь вдоль мужского тела, выстраивала влажную дорожку из поцелуев вверх. Остановившись в районе ключицы, вторая ладонь, что доселе была свободна, скользнула в брюки. Резко. Быстро. Прохладные пальцы обхватили чуть отвердевшую плоть, но не выпускали из плена ткани. Выше ключицы мужчины девушка не дотягивалась, потому ещё раз проведя языком по коже, выдохнула.

     —К чему такая спешка, мой милый Рэкхем, - приторно проговорила девушка не поднимая головы. —Но тебе стоит пойти наверх, там поднялся шум из-за накатившего урагана и шторма, - монотонно пробубнила сапсан, прижимаясь ближе. —Ибо сюда собирается идти Бонни, - со стороны можно подумать, будто Ши ясновидящая. Но нет, она просто прекрасно слышала всё то, что творится на палубе. —А потом... – девка грубо сжала член мужчины. «А потом не будет, если меня стошнит прям на твою рыжую грудную клетку...» - заключила мысленно девка, сглотнув. Её чертовски подташнивало от дикой качки судна, отчего хотелось ощутить твёрдую землю под ногами как никогда. А ещё хотелось трахаться. Сложный выбор.

Рейтинг поста: 1

35

- Животное? - нетерпеливо повторил мужчина, продолжая ладонью поглаживать голову девушки, прижимая её к паху, который набухал с каждой минутой. Иронично - подумал он... она же оборотень, отвлекаясь от процессов, пока пальцы путались в волосах цвета шоколада. Не сильно, не не приятно, но не давая в случаи чего отстраниться Шиа от желаний капитана, который прямо заявил о требовании к своей спутнице, - Хех... - он близко, прямо перед твоим лицом, достань его, а после проворным язычком...
Позволить ей? Да ни за что! Несдержанно выдыхая, Мор сталкивается с давлением руки, что не помогала подниматься выше в дорожке пылких поцелуев... Роланд же всегда испытывал слабость к женщинам. В особенности сильным, которые сталкиваясь с ним успевают его выводить из себя, восхищать.
Слабая быстро согнётся, успокоится, уступая этому мужчину имущество, волю и плоть, если он возжелает её. Ей не будет важно, главной пройти этот этап... девушка с характером же не успокоится, нет. Они словно море, если и замолкают, то только перед следующей бурей заставляя выводить из себя Хранителя Сердца, думать и возгораться - не оставаясь равнодушным. После Рэкхем думает о них, желает их, ненавидит и восхищается. Словно испытание или очередная сложность, которая заставляет его жить, преодолевать и превосходить самого себя, чтобы вероятно податься женскому очарованию, своей слабости к ним. Начиная от малого и заканчивая... заканчивая большим, где пока не одна девушку не зашла столь далеко.

Влажные, тёплые женские губы прошлись по загорелому телу мужчины, от чего невольно напрягает пресс, не желая ослабевает хватку. Дыхание учащается, а сам закрывает глаза наслаждаясь дыханием Мор, всё скорее желая приставить её к столу, прижать грудью к красному дереву, а после овладеть словно животное, коим они и являлись.
- ... - сглотнув, муж сжимает кулак, после уже окончательно опуская голову сапсана, - Ты..кхм... - перебила его, что он подавился своими словами. Умелая, маленькая ручка Шиа мгновенно ощутила горячий член капитана, который обжигал, приятно ощущался нежной, но уставшей кожей пленницы, - Да... давай... продолжай... - вместе с этим рука самца вновь опустилось на бедро, продолжая наслаждаться женским прикосновениями. Его тёплая ладонь нежно, щекоча поглаживал упругую ягодицу, пока она ощущала эрекцию работорговца, то как его ствол наполнялся кровью, плоть твердела. Жилистый, кончик пальца ощущала пульсирующую вену, а как сильно хочется опустить янтарные очи и взглянуть на него? На налитую головку, как этот мужчина желал именно тебя. Сейчас. На столе, чтобы вся смазка увлажнила мужчину, себя... ковёр.
- А потом?.. - вновь повторил он, отвечая сближением, чуть не не скрепя зубами, а изумрудные глаза уже давно имели Шиа, овладевали ей... дверь в каюту распахивается, без стука. Высокая эльфика входит без зазрения совести. Прямая осанка, а одним глазом она осматривает наших героев от чего... её лицо нисколько не меняется.
Равнодушно переведя взгляд с пленницы на Рэкхема, словно не обращая внимания на обнажённую девушку, что схватилась за пенис чародея. Привыкла к такой картине или же она сама по себе было не особенно впечатлительна? Что вообще можно сказать о боцмане? Мало что, тем более по первому взгляду.
- Надо менять курс. - ожидая ответа, её рука медленно проходится по боку, словно поглаживая или почёсывая себя. Она заявляла, а не спрашивала, почти что ставила перед фактом.
- Кхмр... - недовольно проворчал рыжий, остраняя лицо от очередного влажного поцелуя, - Да, хорошо. Скоро буду.
- ... - кивнув Пэггилайна спокойно выходит из каюты, где сапсан слышит лёгкую походку девушки, что спускалась по лестница на палубу фрегата.
Недовольно возвращая внимание пленница, Роланд осматривает её тело.
- Хорошо... а потом... - резко мужская рука проходится по бедру прямо к лоно девушки, где широкие, горячие пальцы входят в неё, не оглаживая.
Играясь с ней, дразня, он откровенно надрачивал Мор, активно лаская изнутри, пока смазка не потекла по ладони капитана, а пальчики резво игрались внутри, вытворяя что пожелает её похититель.
- А потом Я вернусь сюда, - глубже, резче и быстрее, входя и выходя, - Я вернусь в мою каюту и... - по помещению послышалось хлюпанье, столь приятное, что каждый матрос Мести Миролики захлебнётся от желания, зависти, - ... и как следует оттрахаю тебя на этот чёртовом столе... возьму, как никогда тебя никто не брал. - резко прекращая движение пальцами, доставая из неё, но чтобы силой, желала она того или нет, вложить их ей в рот, как он сам недавно наблюдал за этим. Теперь настала его очередь и пусть она ощутит свой вкус, как того желал Рэкхем, - И да... не советую выходить из моей каюты и устраивать эту же хрень вновь... - кивнув в сторону шкафа, - сиди и жди меня. - опять он командует, оставляя её одну в личном помещении, но не сажая за решётку? Она могла и сама придумать причину, но в действительности Роланд просто желал быстрее вернуться, и чтобы пленница оказалась только его... по крайне мере на первый раз.
Замолкая, поворачиваясь спиной, вновь бесстрашный, направляется к выходу, по дороге рукой заходя в штаны, поправляя член, ожидая пока он расслабится, успокоится от упущенной возможности, готовый бросить всё ради похоти прямо здесь и сейчас.
Дверь захлопывается, оставляя нашу героиню одну. Корабль качается, качается, а что ей остаётся? Мужчина ушёл.

Быстрыми шагами спускаясь на палубу, всё ещё без рубашки, капитан оглядывается на горизонт, небо.
Два пальца в рот и свист проходится по всему кораблю.
- Курс на юг! Обогнём ураган! - ... - Что уставились!? БЫСТРЕЕ! БЫСТРЕЕ!

7 часов спустя
Солнце скрывается за горизонтом, волны качают "Месть Миролики", ветер задувает.

Фрегат вместе с экипажем успевают уйти от эпицентра урагана, попадая в короткий, но столь долгий край, где вой гнева Ивы ощущался и по сей час. Вдалеке сверкала вспышка молнии, а после гром бил в барабан под гул шторма. Крики матросов сливались со стукам ливня. Желудок Шиа ревел вместе с океаном.
Капитан, пленитель криком пронзал небеса, обучая сапсана новым ругательствам и их формам. Шторм в центре морей, не столь сильный, ибо Месть Миролики проходило и не через такое, но видала ли их Мор? Она сама с большим, вероятно, интересном опишет желаемое, а пока оставались только следы от встречи стихии и человека. Выгляни на палубу и увидишь уставших матросов, которым приходилось и дальше прибираться, убирать всё по места, да недоверчиво вглядываться в волны морские.
Природа ослабевала, но не давала знать о своём присутствии. Не забывайте смертные, мы ещё с вами встретимся.

Острый же слух оборотня услышал тяжёлые шаги, что поднимались в сторону каюты... или нет?

Рейтинг поста: 1

36

Ши кокетливо подняла взгляд, ловя своё отражение в изумрудах глаз пирата. Вожделение овладевало женщиной с каждой минутой всё больше, заставляя здравый смысл прятаться на задворках сознания. Едва она открыла рот, что бы ответить на призывное «А потом...?», дверь с грохотом открылась. Девка моргнула и инстинктивно попыталась отпрянуть, выпустив из прохладных ладоней член, но её неуклюжая попытка была остановлена сильной хваткой мужских рук. За широкой спиной капитана девушку было почти не видно, потому она осталась стоять аки оловянный солдатик. Растрепанная и растерянная. В душе клокотало солоноватое чувство, будто её поймали с поличным. Однако если она ощущала в этой ситуации себя не комфортно, то мужчина даже глазом не повёл. «Наверное часто здесь подобное происходит, раз она никак не отреагировала на развернувшуюся картину...» - ухмыльнулась про себя оборотень. Рэкхем скупо ответил на прозвучавшее короткое «Надо менять курс», а соколице показалось, что мир снова ушёл из под ног. Колени подкосились от очередного вихра судна на волнах. Пообещав себе никогда больше не вставать на палубу корабля, зажмурилась, борясь с тем, что бы не стошнить на пирата. Он, очевидно, не понимал причины странного поведения своей подопечной, потому увлеченно продолжил свою игру с обольщением после того, как посетительница покинула каюту. Взгляд изумрудов требовательно осмотрел обнаженное тело перед собой, будто пытаясь настроиться на потерянную нить воспоминаний. Сапсан буквально ощущала этот горячий взгляд на своей холодной коже и могла поклясться, что тот оставит массу ожогов.

Ши не успела что-либо ответить или высказаться. Ей казалось, что капитан сейчас покинет её и не станет больше манипулировать её телом. Ан нет, у пирата на это были свои планы. Пальцы резко, без согласования проникли в лоно со всей требовательностью, заставив девушку шумно выдохнуть. Этот лис точно знал, как доставить удовольствие даме, при этом затрачивая минимум энергии. Он откровенно любовался, как податливое тело извивается в его объятиях аки змея, прося большего томными вздохами. И Мор желала большего. А Рэкхем давал ей максимум, на что был способен в данной ситуации. Сколько это длилось? Минуту? Две? Пять? Может... десять? Девушка потеряла счёт времени, насладившись редким умением поднять девушку до небес одним лишь движением пальцев. Закусив губу, соколица издала тихий, едва слышимый стон. Такое же скупое проявление эмоций, словно она платила за это кому-то. Точенное тельце содрогнулось, тепло наполнило весь низ живота, опускаясь к ногам и затем поднимаясь вверх. Позволил ли пират насладиться ей этим мгновением? Конечно.... нет. Он по варварски сунул свои пальцы в рот женщины. «Животное...» - мелькнуло в голове девушки снова, когда пухлые, покрасневшие от поцелуев губы сомкнулись кольцом вокруг пальцев. Ощущая мелкую судорогу, сапсан была готова на всё, лишь бы это чувство длилось ещё хотя бы пару ударов сердца. Нет, это непозволительная роскошь в её то положении. Грубый, не требующий возражений, голос вырвал девушку из забытья, возвращая в такую жестокую реальность.

Шаги.

Удар дверью.

Шаги.

Девушка осталась сама с собой наедине. Сделав неуклюжий шаг назад, сапсан вцепилась руками в край стола, чувствуя, как ноги становятся ватными. И когда ощущение испытанного оргазма стало отходить на второй план, то рассудок потихоньку возвращался. Перед глазами переставали мелькать картинки с лицом пирата, с этими зелеными глазами, изучающими самую душу строптивой птицы. Ши позволила себе осесть на пол, скатившись спиной вдоль стола. Сердце скакало галопом по грудной клетке, заставляя девку жадно глотать воздух. На смену столь приятных ощущений вернулась тошнота. Подскочив, босая, добежала до окна и высунулась в него. Её тошнило так, словно она съела тонну протухших мышей. Слёзы градом потекли по лицу, из носа хлынула кровь. Руки цеплялись за холодное дерево с такой силой, что костяшки пальцев побелели до мертвенного оттенка.
Вот так сапсан и провисела за люмиком с голой задницей наперевес битые минут десять, не меньше. Перевалившись обратно, сползла на пол, оперевшись спиной о дерево. Тело бил озноб, кожа покрылась испариной, но внутри каюты жарко не было. В помещении пахло сексом, - таким сладковато-приторным запахом, который путался с ароматом сигарет, алкоголя и пота. И это было бы приятно, если бы не повторяющийся рвотный позыв. Следующий час Ши провела именно в такой позе «зю», нависая одной частью тела над бурлящими внизу волнами. Сапсан жмурилась, она не хотела смотреть на качающуюся воду. Ещё одно такое «па» корабля, и она потеряет сознание от изнеможения. Слава Богам, тошнота унялась, но обещала вернуться. Клонило в сон, веки тяжелели, будто на них подвесили два огромных валуна.

К тому часу девушка уже ненавидела себя за свою слабость перед капитаном. Её тело отказывалось сотрудничать с мозгом, когда этот мужчина находился хотя бы на расстоянии вытянутой руки. Ши испытывала горькое отвращение к себе за это хотя бы потому, что он не достоин такого вот к ней отношения. —Чёртов ублюдок, - лепетала сапсан себе под нос, борясь с новой волной тошноты. —Это ты меня притащил сюда, ты, всё ты. Ты виною всему, - чертыхалась девушка, глядя в потолок сидя на полу. Она слышала, что Рэкхем там, наверху, справляется со своим кораблем, пока вокруг бушевала буря. Ей хотелось выдрать все те рыжие волосы, что присутствовали на его теле. Она всей душой желала так же издеваться над ним, используя банальную физиологическую потребность в сексе. Да... издеваться, упиваясь тем, как он нуждается в ней. Желает её. Как это сделал он, сузив мир вокруг до маленькой точки в виде его лица. Девушка сжалась в клубочек, подтянув к себе ноги. Такая сильная и не зависимая доселе, теперь страдает от морской болезни и ненависти к одному рыжему пирату.

Через пол часа ненависть и самобичевание переросли в непонятную агрессию. Мор потряхивало от злости, она не желала больше подпускать этого хитрого мужчину к себе. Не хотелось больше вот так вот показывать свою слабость, оголяя душу и тело. Переборов себя, соколица встала на ноги. Подобрав остатки некогда симпатичной рубахи, подняла её. Решив, что этот кусок ткани слишком уж ущербный, нашла новую. Чистенькая, беленькая, правда на полу валялась, но ничего. Надев её, застегнула пуговицы. Прислушавшись к голосам наверху, подошла к двери и выглянула наружу. Вокруг суетилось много людей, все бегали и занимались своей работой.

«Слишком много людей, вряд ли я останусь незамеченной...» - размышляла девушка, скользя взглядом по пиратам. Сейчас ей просто хотелось взмыть в небо птицей, но усиливающийся шторм и раненая рука не позволят ей покинуть корабль. Выхода Мор не видела, в целом как и хоть намека на спасение своей задницы. Жертвы будут – Ши знала наверняка. Захлопнув дверь изнутри, девушка с неистовой силой принялась двигать шкаф, который ранее атаковала своим телом. Найдя в себе силы, яростно толкала его. Куда? К двери. Подперев сначала шваброй ручку, закрыла проход массивным шкафом. Затолкав туда всё что валялось на полу типа канделябров, уцелевших блюдец и прочей приблуды, стала двигать стол. Он пропах ею, запахом собственного тела. Единственное, что сохранило аромат помимо рваной рубахи. Осторожный взгляд янтарных глаз опрокинулся на валяющуюся рубашку, больше похожую на половую тряпку. Внутри сжался комок ещё свежих воспоминаний. Застонав от собственной слабости к этой ситуации, соколица продолжала тянуть с характерным скрипом по полу стол. Когда тот встал рядом с шкафом, отряхнула руки.

И вновь приступ тошноты.

Десять минут за бортом.

И вновь вернулась к сдвиганию мебели. Через час вся мебель, большая и маленькая, стояла у двери входа в каюту. Усталость обрушивалась с нечеловеческой силой на измотавшееся тело. Дрожа от тошноты и изнеможения, вернулась к своему посту – небольшому окошку. В голове пульсировала фраза Рэкхема: «И да... не советую выходить из моей каюты и устраивать эту же хрень вновь...» - она всё же устроила ту самую хрень, о которой её предупредил рыжий капитан. Последовал тяжелый вздох. Понимание того, что это точно не сдержит его, безусловно, расстраивало. Повисев еще немного, выплюнув всю желчь с примесью крови, вернулась к замку из мебели. Двери видать не было, но голос капитана был слышен там, наверху. Сколько часов прошло? Три, четыре? Мотнув головой, Ши залезла в комод, который стоял на столе. Одежды там было не так много, но девушка нашла какой-то непонятного вида свитер и штаны. И первый и второй элемент, как оказалось, были девке велики. Кажется, Рэкхем это и не носил, учитывая вполне новенький вид и отсутствие запаха его тела. К сожалению одежда не спасала от озноба, но так было теплее. Комната к тому моменту совсем затемнилась, огня внутри не было даже хотя бы на одной свечке. Иначе бы Мор обязательно ещё и спалила эту каюту. Повиснув в очередной раз в окне, пыталась дышать свежим воздухом, ловя лицом мелкие капли от поднимающихся волн. Буря едва ли собиралась униматься, напоминая о себе сильными толчками по днищу корабля. Последний то поднимался к небу, то будто падал, заставляя те же самые пируэты вытворять и желудку тоже. Если он уже давно был пуст, то от длительного напряжения из носа продолжала хлыстать кровь. Она, оборотень, столкнулась с такой простой бедой, которой должны страдать лишь люди со слабыми кишками. Данный факт сильно подрывал в веру в свою собственную охуительность. Следующие несколько часов девушка то проваливалась в поверхностный сон, то пробуждалась и встречалась лицом с пеной за бортом, а затем вновь по кругу. Ей нужен весомый повод, что бы пират оставил её в покое, но в голове лишь шум волн и дождя, сменяющийся гулом в голове и не приятным предвкушением от неминуемой встречи с капитаном. Вероятнее всего он её прикончит и всё же отдаст её задницу пиратам на растерзание. Ну нет, у не свой взгляд на будущие события.

Рейтинг поста: 1

37

Мокрые до пяток сапоги забавно хлюпали с каждым шагом мужчины. Капли стекали с его рыжих волос по лицу, по шраму, пока он ладонью не пригладит их назад, словно пудрой, что столь востребовано в аристократии Эстелла. Вот влага спускается на всё ещё обнажённую грудь капитана, да он ощущал, как ткань штанов прилипает к коже. Уставший, вновь обыгрывая стихию, Рэкхем желал только одного - горячей ванны перед сном в его мягкой постели.
На полпути он вспоминает о Шиа, о том что пленница всё ещё ждёт чародея в каюте. Не удивительно, что наш герой зубами сжимает губы, вспоминая не тело, но характер девушки. Рефлекторно разминая пальцы, он делает последний шаг на лестнице.
Совсем забыл о ней, а предчувствие было... не правильное. Ждала она его раздвинув ноги? Обнажённая и покорная?

Оборотень уже слышала каждые шаги мужчины, который встаёт у двери, протягивает руку. Раздаётся щелчок и через секунду дерево упирается об мебель, не давая распахнуться входу. Толчок, второй, третий, а затем послышался тихий, но столь чёткий:
- Блядь... - последняя попытка и рука Роланда прикладывается к лицу, оттягивая кожу вниз.
Уставший, выдохнув, продолжая бубнить себе под нос.
- Да что же такое, Инари укуси меня за зад, что за день... кхмр... - проворчав себе под нос, оглядываясь назад, надеясь, что никто из экипажа особенно за капитаном не наблюдает. Тишина.
Секунды паузы, пока он силой не постучится в свою дверь.
Говорил быстро, раздражённо, но без крика, аккуратно предупреждая, не особенно надеясь на присутствия у женщины благоразумия.
- Эй! Как тебя там...
- Тебе жить надоело? Ты меня слышишь? Ты же знаешь, кто Я такой и что могу с тобой сделать? Прекращай. Прекращай иметь мои мозги и успокойся - убери... отодвинь МОЮ мебель и впусти меня в МОЮ каюту. Сейчас же... - вдох-выдох, подбирая нужные слова, - Ты же не полоумная дура? Да? - сомневался он, - Я же попаду туда на раз два, как два пальца, но-о-о-о... Всеока, почему Я вообще с ней разговариваю и стараюсь договориться. - вновь рука к лицу, продолжая ворчать себе под нос, поднимая голову. Капли дождя продолжали мочить мужчину.
Кажется он и правда утомился, морально. Захотелось выпить, в горле сухо.
- Надо было тебя сразу трахнуть и убить. Нет, просто убить - на Сэрдане нашёл бы бабу не хуже. - он всегда знал, что погубит его женщина. Ну или женщины.
Договариваться с ней? Чтобы она ставила ему условия? Сжимая кулак, пират вновь ощутил гнев, словно пламя прошлось по его нервной системе.

- Открывай. Чёртову. Дверь. Сейчас же. - коротко, а интонация добавляла искры к отношению Рэкхема, - Считаю до десяти.
Она там, он тут.
- Один.
- Два.
- Пять.
- Девять.

Рейтинг поста: 1

38

Ши открыла глаза. Медленно. Разлепляя тяжёлые веки. Шум дождя стих, лишь волны недовольно шипели, разбиваясь о корму корабля. Огненный диск, выглядывая из-за тяжелых туч медленно скатывался по линии горизонта, то скрываясь за высокими волнами, то вновь появляясь. Местами небесное полотно было темным аки чёрно-синий атлас, а с другой – подсвечивалось лучами заходящего солнца. В каюте стало по вечернему прохладно, воздух наполнился запахом грозы и солоноватого морского бриза. К удивлению Ши помещение оставалось пустым, а баррикада из мебели продолжала забвенно стоять у двери, перекрывая вход внутрь. Причмокнув губами, Мор ощутила жажду, от которой губы иссохлись и потрескались. С мыслями, что ей не суждено забыть это путешествие, вцепилась пальцами в подоконник. Встав на ноги, втянула носом аромат морской волны, порывами ветра врываясь через открытое пространство окна. Увы, восхититься пейзажем снаружи девчушка была не в силах. Кутаясь в свитер, подошла к столу. В голове взорвались воспоминания и сапсан резко отвернулась, чувствуя, как вспыхнули щёки. Бубня себе под нос невнятные ругательства, принялась искать хоть что-то, что можно выпить. Через несколько минут поисков в углу комнаты обнаружила бутылку с ромом, даже непочатую. Еле выковырнув пробку, откупорила емкость и присосалась к обжигающей жидкости. Личико скривилось. Сделала еще пару глотков, затем прижала к губам мягкую ткань кофты и вдохнув, зажмурилась. Желудок заурчал от голода и воспротивился алкоголю.

     —А, чёрт, - тошнота подперла глотку, но оборотень сделала над собой титаническое усилие. Корабль после шторма уже не так качало, потому состояние было если не плохим, то вполне сносным. К тому времени, как у двери послышались шаги, Мор уже опустошила две трети бутылки, а потому градусы начали играть злую шутку с восприятием действительности. Да, нельзя пить на пустой желудок. Толчок двери, затем второй, третий. Мужчина чертыхнулся. Ши, обнимая целительную жидкость в стеклянной таре, подошла к баррикаде. Отметив достаточно ёмкую конструкцию, где-то в глубине души собой гордилась – в том состоянии, когда казалось, будто кишки выплюнет через рот, умудрилась составить мебель так живописно.

     —Блядь... – послышался раздраженный голос капитана, затем последовала минутная пауза, будто мужчина приводил свою злость в нужное русло. Мор сделала ещё пару глотков, наблюдая, сколько выдержит её крепость в случае жестоко нападения двери. —Да что же такое, Инари укуси меня за зад, что за день... кхмр... –Оборотень продолжала наблюдать. Глаза, правда, лениво закрывались и очень хотелось спать не смотря на то, что последние несколько часов она провалялась, нет, просидела у окна в непонятном забытие. Если она продержится ещё немного, то плечу хватит времени восстановиться. А учитывая закончившийся дождь, оборотень спокойно сможет улизнуть через окно. Однако ей не приходилось ещё с опьяневшим птичьим телом летать, а это был определенный риск. Сапсан глянула на бутыль с ромом. «Надо было раньше думать...» - подумала Ши, вздохнув. Ну... по крайней мере она утолила жажду.

Из-за двери последовала приглушенная триада с угрозами расправы. Сейчас соколица действительно считала себя тронувшейся умом, ибо трепета перед этим рыжим человеком больше не испытывала. Даже поджилки не тряслись. Физически она достаточно выносливая и сейчас, когда её раны зажили, сможет дать отпор. Если охмелевшие руки и ноги позволят ей это сделать. «Но ничего... Я доберусь до тебя, ей Богу, доберусь и тогда не поздоровится не только лишь мне...» - злобно размышляла девка, делая очередной глоток спиртного. Последний приятно согревал тело и в свитере становилось жарко, хотя в каюте с каждой минутой захода солнца становилось скорее холодно, чем просто зябко или прохладно. Мор не боялась физических увечий, а вот огонь, которым пират явно пользовался на отлично, опасалась. Она всегда страшилась пламени, если оно покидало костёр, канделябр или обычный подсвечник. Гены ли это, или же причиной страха стал сгоревший дом, в котором она находилась в тот день, не известно, но факт оставался фактом.

     - Один.
     - Два.
     - Пять.
     - Девять.

Мор вздрогнула, когда её осенила страшная мысль, которой испугалась даже сама девка. Если пират воспользуется огнём, то насолить ему может лишь то, когда он не сможет справиться со стихией. Уровня его умения женщина не знала, потому резко отвела от себя бутыль. Янтарная жидкость плеснула на пол, растекаясь по полу и проникая в ковёр. Для пущего эффекта девушка даже прошла по половине каюты, выливая жидкость без остатка. В воздухе повис характерный аромат, словно тут было пьяное застолье, пока капитан пытался спасти своё любименькое, самое дорогое и обожаемое судно от неминуемой погибели. Опьянение притупило боязнь за свою задницу, посему девка лишь гортанно хохотнула. Властвовал ли сейчас в её голове здравый смысл? Нет, похоже она даже его выплюнула за борт с остатками желчи.

     —ТЕБЕ надо, ТЫ и открывай, - прикрикнула девушка, слегка запинаясь в речи. Язык отказывался подчиняться воле хозяйки. Шатаясь, Мор оставила бутылку на столе. Та крутанулась на выпуклом, стеклянном дне и опрокинувшись, покатилось по столу. Раздался грохот удара и звон разлетевшегося стекла по полу. Приблизившись к окну, уселась на подоконнике спиной к морю. Оно уже не волновалось так, как было еще часов шесть назад, потому оборотень не боялась вывалиться в синюю пучину. Хотя если даже так, то что? Рэкхем явно после очередной выходки не оставит её в живых. Мысль, что это заводит её нервную систему и от того по венам струится некое садомазахистское удовольствие, заставляла девушку улыбаться. Ши, конечно, пыталась отрицать данный факт, однако это не исключало его наличия.

Рейтинг поста: 1

39

Вот он - Мюриэль Роланд, Рэкхем в будущем известный, как Свирепый, Хранитель Сердца, в грядущем Хранитель Ключа Костяного Золота, капитан пиратов, что повидал все стороны света. Мужчина. Вот он стоит перед дверью в свою каюте на давно реквизированном хекском фрегате «Южная Жемчужина», ныне «Месть Миролики». Стоит, как дурак, пока мало известная ему женщина забаррикадировалась по ту сторону дорогой мебелью, да заявляет.
ТЕБЕ надо, ТЫ и открывай, - что заставило нашего героя недовольно опустить голову вниз, к полу, осматривая мокрые сапоги. Что он ощущал? Всё сразу, но в основном - раздражение и усталость. За что?
Разворачиваясь, отходя к фальшборту, Роланд запрокидывает руки за голову, осматривая палубу, да не размышляя не о чём. Да, пустота и только.
Она могла ему отдаться, расставит ноги пошире, да кто знает, может сапсан таким образом выторговала бы свободу? Ну или же он использует её, забудет, да выкинет в трюм к остальным невольникам. Так или иначе Рэкхему ещё предстоит узнать о судьбе ковра. Влажный, пахучий.
Вдыхая полной грудью, силой сжимая пальцем между собой, его грудь медленно опускается. Так не сказав ни слова, капитан спокойной походкой двинулся в сторону край корабля, где лёгким прыжком заходит на фальшборт, после шаг за борт. Внизу море волновалось, раз, два.

***

Словно из неоткуда, Шиа ощущает острую боль, сильную хватку мужчины, с задней стороны шеи. Не терпя, не ожидая, Роланд выдёргивает облокотившуюся девушку из-за окна, удерживая одной рукой, после перехватывая второй, разворачивая её лицом к себе. Ветер природы задувал, а ливень вскоре не оставит на них и куска сухой нитки. Сам же пират просто стоял ни на чём, словно имея точку опоры под ногами, да слегка помогал себе магией придерживать строптивую особу. Месть Миролики за спиной, уверенно продолжала плавание, забывая о наших героев, что остались наедине, прямо над океаном. Капли лились по лицу, с рыжих локонов.
Не спуская глаз с Мор, он продолжал молчать, но лицо отражало холод. Вспоминая активную мимику пирата, горячий нрав, Рэкхем вновь не демонстрировал равнодушие, что отражало отношение человека к сложившейся ситуации.
Мотнув конечностью, словно играя с телом оборотня, пират наконец-то открывая рот, произнося три слова. Кратко, без раздражения, но чётко, давай даме время на осознание.
- Ты сейчас умрёшь. - сжимая руки на шее, придавливая горло, после ослабляет хватку, окончательно не отпуская.

Рейтинг поста: 0